p_pandora (p_pandora) wrote,
p_pandora
p_pandora

"Семь самураев" ("Shichinin no samurai")

   Среди прочих «эпохальных» программных лент Куросавы как то: «Расемон», «Дерсу Узала» или «Ран»,  эта картина проходит как незаслуженно обиженное великое, но недолюбленное творение Мастера. А совершенно зря. Если и возможен в кино такой жанр как эпос, то во многом именно благодаря «Самураям»: шикарное панорамирование великой истории великой страны в напряженный период Гражданской войны с отдельной фокусировкой на маленьком человеке и его личности, акцентирование мелкой детальки, винтика повествования и следом батальная сцена во всем величии «Маэстро», «Императора», как называли Куросаву.

  

Эта история поражает простотой повествования и величием, и изяществом  одновременно.  В самом деле, что экстраординарного в том, что крестьяне находят наемников и превращают свою деревню в неприступный форт для бандитов с большой дороги. Одна любовная коллизия, которой, как и положено, мешают социальные предрассудки и классово-кастовая составляющая. Но старая как мир и простая как карандаш история превращается в раскрашенную ширму,  скрывающую за фабульной простотой, даже примитивностью, на первый взгляд, сюжета большую гуманистическую идею и пафос пацифизма. В фильме трудно определить главного героя (точнее, главный «страт», если можно так выразиться, социальную группу). Кто кому прислуживает: крестьяне самураям или воины земледельцам? Удивительно, но в единой борьбе против общего врага скрыта не менее напряженная внутренняя конкуренция. В конце фильма мудрый опытный самурай отдает-таки пальму первенства крестьянам: «Мне кажется, это они нас победили», - вынужден признать он. Четверо самураев полегли в этой битве за славное продолжение рода земледельческого (как кинематографично и симметрично относительно вертикальной оси кадра будут воткнуты мечи в их могилы на последних секундах этой продолжительной саги). Война – временное состояние человеческой жизни, искусственный контекст, неуютный и тесный, те, кто служат войне, всегда в заведомом проигрыше перед теми, кто отдан делу мира, хотя бы потому, что когда война заканчивается, у них не останется работы. Получается, что крестьяне, жалкие, побитые, всеми обиженные, сами того не желая, вышли победителями, использовав своих защитников. Сегодня самураи, завтра якудза, неважно кто, важно, что в народе инстинктивно заложена огромная спасительная сила самосохранения. 

    Не менее впечатляет драма отдельно взятой личности в общей событийной канве. Каждого более менее значимого персонажа в картине, прописанного не пунктиром на общем фоне массовки, а имеющего свое лицо и выпуклый характер, Куросава наделяет собственной неповторимой судьбой и сложным внутренним конфликтом. Вот старый крестьянин, боящийся (и не напрасно, ах, любовь-любовь!) за поруганные традиции предков, запрещающих союз крестьянки и воина. Он обстригает дочери волосы, желая сделать ее похожей на мальчика, но разве ослиная шкура мешала кому-нибудь разглядеть молодое прекрасное тело. А вот отцовское горе, юные влюбленные,  беспечные и глухие к моральным установкам, если эти самые установки мешают любить. Они боятся только одного – внезапной угрозы смерти, а как не бояться, когда еще так мало увидено, а молодость жаждет новых впечатлений. Пожалуй, самым интересным персонажем фильма является герой Тосиро Мифунэ. Был у Куросавы такой уникальный актер, чей продуктивный союз с режиссером подарил синефилам поразительные незабываемые кинообразы и открытия. Познакомившись на съемках «Пьяного ангела», они делали вместе «Идиота», придав образу князя Мышкина современное звучание. Японский Мышкин естественно Мифунэ. Феллини и Мастроянни, Бергман и фон Сюдов, Трюффо и Депардье, Кокто и Марэ – счастливые альянсы, когда уже растворяется понятие отдельно режиссер и отдельно актер, а возникает соавторство, сотворчество. Также было и у Куросавы и Мифунэ. Образ, который последний воплощает на экране сложен и противоречив. С одной стороны это совершенно безбашенный самурай, от которого не понятно чего больше: вреда или пользы, который ради красивой самопозы готов нацепить доспехи мертвого офицера или оставить свой пост и подвергнуть опасности всю деревню, воспылав лихорадочным азартом смелости; с другой, пронзительно чувствующий смерть близкого друга (вспомните момент, когда он убивается на его могиле) и как никто другой понимающий горе и заботы крестьян, а потому сострадающий им. Конечно, такой герой не мог остаться в живых, это было бы просто нечестным подыгрыванием зрителю. Жертва должна быть психически травмирующей и болезненной, это ж классическая драматургия, товарищи. Смерть персонажа – дорогая, но необходимая цена за освобождение. И она была оплачена с лихвой.

   Куросава снял гениальный фильм, я специально не стала останавливаться на технических моментах съемки, как фантастическое по мягкости и плавности движение камеры, неповторимое умение выстраивать композицию, когда любой(!) остановленный наугад кадр достоин статуса авторского фотоснимка,  живое движение фильма, мастерское использование возможностей черно-белой пленки (яркость, контрастность, свет). Словом, я не буду портить вам удовольствие от просмотра и очарования фильма в грядущую субботу в «АРТкино» (http://artkinoclub.ru).

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments