p_pandora (p_pandora) wrote,
p_pandora
p_pandora

«Человек-слон» («The elephant man»).

Это простая как боль и одновременно тревожащая как открытая рана картина. Заковав в лаконичные викторианские интерьеры, содержательно и без визуальных затей кинопостмодернист Линч рассказывает простую историю о трагической судьбе «величайшего урода всех времен». Не срываясь в истерику, не соблазняясь на дармовую почти (в смысле зрительского, а, значит, кассового успеха) популярность «страшных рож» и утробных звуков, он строго и последовательно доводит вас до точно выверенного (почти математически!) катарсиса, который, поверьте, обязательно наступит, ведь, в конечном счете, «все мы немного лошади», а, следовательно, доли прощения и милосердия желаем опять-таки все же. Сострадание (которое, если вдуматься, вызвано облегченным вздохом «уф, не со мной, и, слава Богу») –  вот та чувствительная струна, что зацепляется каждый раз, когда Джон Меррик поворачивается к камере (нет, к нам, прямо заглядывая в душу, в сердце или как там это называется, что екает на каждом кадре, встречаясь взглядом с «чудовищем») и будто спрашивает: «За что?»

  А еще есть игра несчастного случая, нечаянного уродства, рок не рок, но какая-то отчаянная невезуха, по своим непонятным законам избирающая жертву. Эта проблема заметна у  Линча. На четвертом месяце беременности одну женщину затоптало стадо слонов. Вот  и «родила царица в ночь…». А где, спрашивается, справедливость, почему у невероятно красивой женщины, появляется такое уродливое создание? А нет ее. Как несправедливы и считающие, что Линч моделирует жестокость, он только сталкивает нас лицом с этой безжалостной бескомпромиссностью. Потому,  для меня очень показательно, что историю по книге  Фредерика Трэва, снял именно он. Не берусь судить, как происходит процесс этот в ноосфере: сюжет ли находит автора, автор ли сюжет, но я представляю очень мало режиссеров, способных снять именно этот фильм.

  И все-таки Линч дает надежду на спасение и вечное прощение любой человеческой трансформации. Оно рождается как-то исподволь, внутри вас, при первой встречи с «человеком-слоном» и даже раньше (ведь режиссер намеренно долго тянет с его появлением в кадре, доводя градус нашего напряжения почти до критического), а заключается в точно выбранных последних словах для Джона (до которых он может уже и не дожил, но зритель-то слышал): «Никогда и ничего не умирает. Течет река, гуляет ветер, летят облака, бьется сердце. Ничто не умирает». Остается память. Даже урод в конце достроил прекрасный храм Св. Филиппа. Да и не только…

   На этот раз в воскресенье (29.04) в «АРТкино» (http://artkinoclub.ru/afisha.php) .    

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments