p_pandora (p_pandora) wrote,
p_pandora
p_pandora

Category:

Смутный объект буржуазии.

В полушуточном-полугротескном фильме Бунюэля едкая сатира о раздирающих «высшее общество» предрассудках блестяще сочетается с талантом автора задавать своему зрителю почти неразрешимые головоломные вопросы. Уникально даже не то, что все усилия (умственные ли физические, напряжение памяти, ума, вестибулярного аппарата) героев направлены лишь на обладание долгожданным приемом пищи, а то, что вся эта суета, беспрерывное «кружение мотивов» ни на секунду не перестают быть безумно интересной феерией, представлением для зрителя (в один момент персонажи вместо того смутного миража ужина даже оказываются на настоящих подмостках, даже принимают правила игры и начинают произносить реплики, подаваемые бдительным суфлером). В «комедии положений» каждый разыгрывает отведенную ему роль: посол несуществующей республики Миранда весь фильм тщетно старается познать  жену своего друга и фактически компаньона: он-то незаметно (для мужа, не для зрителя!) гладит ее по шейке, то страстно, но неуспешно пытается овладеть ею в своих дипломатических чертогах. Посол впрочем, вполне современен: торгует «порошком», ловит террористок, следит за курсом марки к доллару (а может, доллара к марке?). Что ж, у каждого времени свои инфекции. За закононепослушными богачами наблюдает бдительное око полиции. Добро и правда восторжествует, но ненадолго. Вмешательство министра внутренних дел, deus ex machine от бюрократии привнесет в сюжет неожиданное спасение героев. 

   Гения, даже гения Бунюэля мучают вопросы вполне конкретные, практического свойства: как сделать так, чтобы зритель не заскучал, как снять многократно повторяющуюся, но с разными вариациями историю о стремлении души к заветной «банке варенья». Ведь сценарий родился из «анекдота из жизни»: Серж Зильберман однажды позвал гостей, да забыл о них, а приглашенные нашли в «радушном» доме только заспанную жену продюсера в халате. С этого «Скромное обаяние» начинается. Но как рассказать историю дальше? Бунюэль много, очень много работал, вместе с Каррьером они написали аж 5 вариантов сценария. «Следовало  создать  равновесие между действительным событием,  которое  должно  быть  логичным  и повседневным, и нагромождением неожиданных препятствий, которые не должны казаться фантастическими или  экстравагантными». В итоге перед зрителем возникают потрясающие изобразительные решения: сон (и даже сон во сне), воспоминания совершенно посторонних, лишь на минуту появившихся в кадре эпизодических персонажей, а чего только стоит мотив дороги без начала и конца, по которой пешком, оставив  на неизвестной обочине Rolls-Royce, плетутся герои на протяжении фильма.

   Бунюэль был Мастером, настоящим Маэстро, он умел привносить на съемочную площадку то, чему невозможно научиться ни в одном университете – свое гениальное вдохновение. На съемки своего последнего фильма «Этот смутный объект желания» приходил уже глубоко больной человек: он окидывал взглядом готовую мизансцену, менял какую-то незначительную незаметную остальным деталь, нюанс, и все сразу замечали, как преобразился, углубился кадр. Вот оно «волшебное превращение», мифотворчество Бунюэля, то, что Каррьер в одном интервью метко назвал «эффект «извращенного ребенка», бунюэлевского ребенка». А умел ли он лечить, препарировать холодным скальпелем безжалостности (как однажды безжалостной бритвой разрезал женский глаз) или только безошибочно диагностировать, всегда решал зритель. Так будь же справедлив!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments